Творчество Шекспира

реферат

III.Основные этапы творчества.

Творческий путь Шекспира разграничивается на три этапа. От первых хроник, ранних коме-дий и поэм к «Ромео и Джульетте» и «Юлию Цезарю» (1590--1599); затем от «Гамлета» к «Тимону Афинскому» (1600--1608) -- трагиче-ская пора, охватывающая вершины шекспиров-ской драматургии, и, наконец, поздний пери-од -- перед уходом (1609--1613), сказочные или романтические драмы, среди них напутствие -- «Буря», и последняя, несколько оди-ноко стоящая хроника «Генрих YIII», написанная, как полагают некоторые исследователи, не одним Шекспиром. Существуют и более дробные деления. Они улавливают дополнитель-ные оттенки, не меняя общей линии шекспи-ровского творчества.

В первых сценических опытах Шекспир об-ратился к прошлому Англии, сравнительно для тех времен недавнему. Сначала Шекспир шел следом за историей, затем, однако, он дви-нулся вспять, обратился ко временам более ранним, представляющим смуты Столетней войны.

Если нарушить порядок появления шекспи-ровских хроник и расположить их в соответствии с исторической последовательностью: «Ко-роль Иоанн» (1596), «Ричард II» (1595), «Ген-рих IV» (ч. 1-И, 1597-1598), «Генрих V» (1598), «Генрих VI» (ч. Г--III, 1590-1592), «Ричард III» (1592), «Генрих VIII» (1613), то со времен короля Иоанна Безземельного до правления Генриха VIII -- отца королевы Ели-заветы, иначе говоря, вплотную к шекспиров-ской эпохе, развернется картина подъема Анг-лии, роста ее государственной монолитности и величия.

Феодальные распри, вражда Алой и Белой Розы, прославленная битва при Азинкуре, войны во Франции, восстание Джека Кеда, битва при Босворте -- важные вехи отечественной истории и, конечно, крупнейшие деятели -- ко-роли, вельможи, полководцы, народные герои: Жанна дАрк или Джек Кед -- все это в живом движении запечатлено шекспировскими хро-никами.

Шекспир обращался с историческими фак-тами свободно. В основу пьес брал не столько факты, сколько сложив-шееся представление об этих фактах, об исто-рических событиях и деятелях. Шекспир был верен истории в том. Он точен, когда речь идет о тенденциях времени, о том, куда и как двигалась в ту пору английская история. Особенной правды и выразительности Шекспир достигает в типах прошлого, в изображении характеров прежнего времени. Это не реставра-ция, а в самом деле -- типы прошлого, сохра-нившиеся, однако, от ушедших веков до шек-спировской эпохи. В русле эпохи, движимой идеей исторического времени, когда возрожден был старый мир и на фоне его осознано Новое время, равно как за океаном открыт Новый Свет, Шекспир воплотил в исторических сю-жетах и ситуациях, и особенно в характерах, природу ушедших времен. Это художественный историзм. Время у Шекс-пира слу-жит ответом на основные исторические и социальные вопросы. В шекспировских хро-никах феодалам-оппозиционерам так и гово-рят, что упраздняет их не воля короля, а вре-мя. И сами они, сопротивляясь централизую-щей власти, сознают, что пытаются остановить историю.

Шекспир охватил всю страну, целую на-цию, народ в историческом движении. Взгляд Шекспира обладал огромной протяженностью в пространстве и во времени. Тысячелетние итоги подводил Шекспир в своих хрониках, наб-людая и показывая становление английской государственности. Шекспировская сила про-является в способности передать и «время» как эпоху, формирующую «современников», и масштаб исторических времен.

В самом начале хроники «Генрих IV» гово-рится, что англичанам надлежит исполнить долг, который тяготеет над ними уже четырнад-цать веков. Затем король сообщает, что «две-надцать месяцев прошло», как им решено исполнить этот долг. И наконец, он переходит к постановлениям государственного совета, при-нятым «вчера». Так, в живой и непосредствен-ной связи, как нечто близкое и ощутимое, постигается история. Персонажи, а вместе с ними Шекспир и его зрители чувствовали себя участниками процесса, растянувшегося чуть ли не на полторы тысячи лет: века пережива-ются так же реально, как и то, что было «вчера».

В самой первой хронике Шекспира образ патриархальной жизни, мирного и непритя-зательного существования противостоит «прид-ворной суете», возникает как манящее, желан-ное прибежище от разыгравшейся стихии кро-вавых честолюбий, прибежище желанное, но недостижимое. Чувство исторического хода вре-мени обнаруживается в поворотах собы-тий и личных судеб, обнаруживается в самом начале творческого пути драматурга. И тут же в живой форме проявляется потребность рав-новесия, и можно уловить ее социальный про-образ и реальную почву.

С циклом хроник в творчестве Шекспира перемежается серия комедий -- все десять шекспировских «веселых комедий» были созда-ны в первый период его драматургической деятельности. Контраст в социальной, нравст-венной и эмоциональной атмосфере этих групп произведений очевиден: «дни кровавые» в хро-никах и «дни веселые» в комедиях -- «Комедия ошибок» (1592), «Сон в летнюю ночь» (1595), «Много шума из ничего» (1598), «Как вам это понравится» (1599).

Шекспировские хроники и комедии -- само-стоятельные сферы драматургического твор-чества, учитывающие разные задачи театрального зрелища и особенность жанров, однако не изолированные, а связанные между собой. «Веселые комедии» соотносятся с насыщенными драматизмом хрониками, но не потому, что способны служить комической разрядкой дра-матического напряжения и не в функции ком-ментария, возбуждающего доброе состояние Духа.

Ранние трагедии содержат мотивы, предсказывающие трагизм «Гамлета» и «Короля Лира». Деятельное участие брата Лоренцо в судьбе Ромео и Джульетты, побуждаемое и ос-вященное ренессансным гуманизмом, заверша-ется не торжеством его гуманного замысла, а гибелью героев. Обстоятельства оказываются сильнее вдохновенных усилий и благих наме-рений. Стечение событий, помешавшее их ис-полнению, не смягчает трагизма ситуации, не освобождает деятельного гуманиста от чувства личной вины и указывает на трагическое несоот-ветствие идеальных представлений гуманистов своевольной действительности.

Среди пьес Шекспира особую группу состав-ляют четыре «античные» драмы -- «Юлий Це-зарь» (1599), «Антоний и Клеопатра» (1606), «Кориолан» (1607), «Тимон Афинский» (1608).

«Юлий Цезарь» -- пьеса «рубежа веков», пе-реходное явление в творчестве Шекспира. Она следует за девятью хрониками из английской истории, за незавершенным циклом националь-ных хроник, расширяя исторический горизонт шекспировской драматургии. Она предшествует великим трагедиям и представляет собой «тра-гедию-хронику», смешанный и переходный жанр. Она концентрирует внимание на политической истории переломной эпохи и трагической судьбе ее великих деятелей, обнажая объективную основу движения исторического времени, не-преклонность исторического процесса и реаль-ные следствия субъективных устремлений и воли.

Как и в других своих пьесах, развертывая действие в чужих странах и в иные времена, Шекспир изображает и современную ему Анг-лию. Однако Древний Рим в «Юлии Цезаре» -- не псевдоним Лондона, он сохраняет и нацио-нальные, и исторические черты. в «Юлии Цезаре» очевидны политический и гражданский климат и характеры политических деятелей Древнего Рима. В «Юлии Цезаре» действие связано с городом, с городскими проблемами, и драма эта является собственно «городской», с бархатистых лужаек под «деревом зеленым» действие раз и навсегда переносится на городской камень. Та же город-ская атмосфера в «Кориолане», а в собственно британской трагедии «Король Лир» в душевном состоянии персонажей проявляется та же «ка-менная» жестокость.

Шекспир передает специфическое и парадок-сальное состояние: когда всесторонний про-гресс, расширение горизонтов сокращают в представлении человека Вселенную, мир ста-новится узок и мал. Городская толпа в «Юлии Цезаре» выступает как грозная сила, такая сила исторического движения, какой не было в хрониках из истории Англии. Шекспир глубоко сочувствует городской бедноте, осо-бенно если она оказывается во власти ловких демагогов, как в трагедии «Кориолан», он отда-ет справедливость требованиям городской мас-сы, готов понять ее крайнее отчаяние и озлоб-ление, когда она исполняется решимости идти на бунт.

И вне античных драм шекспировский тра-гизм, как все, Шекспиру присущее, отличается масштабностью. Современный подход на основе историзма видит в шекспировских пьесах тра-гизм в развитии больших процессов, раскры-вающихся через характеры и их борьбу.Ход большого времени или даже разных времен, друг на друга наслаивающихся и стал-кивающихся между собой,-- такова ведущая линия шекспировских трагедий.

На решающем этапе своего творчества Шекспир поднялся до трагизма, который сопутствовал Возрождению.

Каждая из шекспировских трагедий -- траге-дия «своего времени», произошедшая из про-тиворечий магистрального хода истории в эпоху Возрождения. Открытие Нового Света и -- утрата иллюзий о каких-то землях обетованных

Важно указание шекспировского современника на то, что Гам-летов сделалось «полным-полно» лет за десять до появления шекспировской трагедии: форми-ровался тип, увековеченный Шекспиром. Иск-лючительность, «одиночество» Гамлета, стало быть, условны. Гамлет сам не вполне понимает то, что «помнится» в нем. Отсюда -- «загадоч-ность» его состояния, его реплик, парадоксов.

Новые убеждения в сознании Гам-лета и всех других трагических героев Шекспи-ра существуют не в «чистом виде», а в разных связях и сплетениях с убеждениями традицион-ными. Героические характеры в шекспировских трагедиях представляют собой сложный сплав, созданный влиянием разных сил -- полупат-риархальной среды и ее крушением, переход-ного времени с его бурным брожением, вызы-вающим духовный взлет, и буржуазного раз-вития, служившего и основой перемен, и причи-ной кризиса.

В «Короле Лире» (1605) материал трагедии представляет собой клубок исторических на-пластований. Люди в ней боятся ведьм -- и ровно ничего на свете не боятся, они еще верят звездам -- и ничему вообще не верят. Человек чувствует себя и двуногим животным, и власте-лином собственной судьбы. Время вызрело, конфликты определились». И это не только конфликт между двумя поколениями, это распад многовековых эпох. Масштаб происходящего: история не в смысле-- далекое прошлое, похожее на современность, а история сама по себе как процесс: уходит одно, наступает другое.

Спор с дочерью из-за свиты -- король хочет оставить за собой свиту как оболочку, где сохра-нился бы его мир, уменьшившийся, но все же тот самый мир. Мир доблести Лира -- это мир грубой доблести, зверского молодечества.

Шекспир показывает, и как цепко держатся люди за «свое время», и как их уносит вместе с ним. Время овеществлено в людях Ключевые слова этой трагедии -- корень,кровь, семя, род и особенно природа. Словами этими, в которых сплетены время и место -- история, насыщен шекспировский текст. За словами -- понятия, за понятиями -- взгляд на вещи, уклад жизни, тот самый, что обветшал и трещит по швам под напором перемен.

Разграничение людей в трагедии происходит по тому, как они понимают природу, в чем ищут ее -- в себе или над собой. Как ни велико самомнение Лира, он все же считает себя лишь частичкой природы, между тем Эдмунд куда более дерзок в своей гордыне, но и он в себе видит средоточие природы.

Шекспир, который живописал старину, пат-риархальность настолько заинтересованно, что его подозревали даже в «аристократическом» пристрастии к прошлому, в «Короле Лире» этого пристрастия почти не обнаруживает. Скорее, напротив, резкими штрихами дает понять, что прежнее время вполне состарилось и свое отжило. Прошлое уходит. Шекспир показывает это опре-деленно и лаконично. А вот за наступлением новых времен он следит подробно и с разных сторон.Шекспир создает предельное трагическое на-пряжение или даже трагическое равновесие сил.

Нельзя выводить из Шекспира некую однолинейную «идею», но у Шекспира есть своя особая муд-рость. Он высказывает ее в «Короле Лире» кратко, в сущности одной фразой: «Зрелость -- это все».

Шекспир занят анализом и человека, и об-щества -- в отдельности, в опосредованных и прямых связях. Он анализирует чувственную и духовную природу человека, взаимодействие и борение чувств, душевные состояния в их дви-жении и переходах, развитие аффектов, их мо-билизующую и разрушительную силу. Он со-средоточивает анализ на переломных состоя-ниях сознания, на причинах духовного кризиса, причинах внешних и внутренних, субъективных и объективных, поверхностных и глубинных. Он выявляет стимулы и логику поведения чело-века в его непосредственных и опосредованных связях с обществом. Такие всеохватность, пси-хологическая и социальная проницательность, точность и содержательность анализа свойст-венны в английской литературе Возрождения только Шекспиру, его трагедиям -- вершине не одной лишь английской, но и всей европейской ренессансной литературы.

В «Отелло» (1604) не обнажена, напротив, как бы подчеркнуто отстранена зависимость трагического сознания героя и его гибели от социальной среды. Отелло своими усилиями возвысился, но и своими же руками губит свою доблесть, славу, любовь и жизнь, губит не одного себя, но и Дездемону -- воплощение ренессансного идеала женственности, возвы-шенной, одухотворенной и реально-земной. В этом особенность характера главного героя и сюжета трагедии . До поры устремления Отелло и Яго не стал-кивались, но наступил момент -- и столкнове-ние стало неизбежным. Это не столкновение нового со старым,-- оба, и Отелло, и Яго, не-сут в себе, конечно в разной пропорции и в разных формах, и черты старого, оба подняты Возрождением, но каждый на свой лад: один -- выражает его идеи и отчасти прилагает их к широкой жизненной практике, другой -- ис-пользует ренессансные нормы с энергией и амо-рализмом, развязанным в ходе наступления нового на трансцендентальную этику Средневековья.

Яго освободился не только от предрассудков он преодолел всяческие внутренние препоны, Поразительная гибкость характера достигается в нем полным пренебрежением к общественным нормам. Это не та свобода ума, когда человек, понимая относительность нравственных уста-новлений, сознает их исторический смысл, и если берет на себя ответственность быть судьей своих поступков, то опирается на разум, не злоупотребляя им. Для Яго свобода -- это свобода произвола, преследующая личную вы-году.

Цельность, непосредственность и благород-ство характера -- принципиальная черта Отел-ло, она выделена Шекспиром как отличительная для человека, отвечающая гуманистическому идеалу. Вопрос о значении сверхъестественных сил в шекспировской драме, в развитии ее сюжетов и характеров, в концепции трагического про-должает занимать шекспироведов, особенно в связи с проблемой реализма творчества Шек-спира.

В последней трагедии Шекспира, в «Тимоне Афинском» (1608), напротив, подчеркнута связь трагедии героя с нравственным состояни-ем общественной среды, а нравственного кри-зиса с влиянием материальных общественных сил. Если переход от первого ко второму периоду представляется резким, но объяснимо законо-мерным, то Шекспир последнего периода выгля-дит неузнаваемым. Переход здесь не является даже столь контрастным, как различие между оптимизмом хроник, комедий, с одной стороны, и мрачностью трагедий -- с другой. На пос-леднем этапе Шекспир становится как бы вообще другим драматургом, хотя продолжает развивать те же темы. Развитие тех же мотивов, однако в совершенно ином ключе подчеркивает принципиальность перемен. Общее впечатление от последних пьес Шек-спира, разделяемое многими критиками, тако-во, что это шекспировские ситуации, изобра-женные вроде бы не Шекспиром, а драматургом другой школы, хотя никаких сомнений в шек-спировском авторстве нет: пьесы вошли в шекспировский «канон», а «Буря», заключившая шекспировский путь, открывает собрание 1623 г. Сам Шекспир значительно переменился и не только в границах своей собственной эволюции, но и на фоне уже совершенно другой литера-турной эпохи.

Это Шекспир -- старший современник Донна и Вебстера, молодого и принципиально нового поколения в литературе. Поколение, которое признавало свой долг перед шекспировским временем, перед Шекспиром и которое вместе с тем определенно относило Шекспира к прош-лому. Шекспир со своей стороны делает попытку двигаться в ногу с новым этапом Характерной особенностью поздних произве-дений Шекспира было все усугубляющееся «анатомирование» человеческой психики, чело-веческих отношений. В пьесах Шекспира чис-ло упоминаний о России и русских растет пропорционально учащению взаимоотношений между Англией и Русью, взаимоотношений, по-ставленных на государственную основу именно в шекспировские времена.

«Буря» как бы возвращает в более традицион-ную шекспировскую обстановку, в круг типич-но шекспировских персонажей и в то же время содержит отчетливый мотив «прощания». По сюжету пьеса явилась непосредственным откли-ком на событие, составившее злобу дня, когда крупная английская экспедиция потерпела кру-шение у берегов Америки, близ Бермудских островов, которые Шекспир и сделал местом действия «Бури».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первостепенный по значению и силе среди гигантов, выдвинутых Возрождением, Шекспир по сравнению с ними обладает рядом особенно-стей. Шек-спир не отличался внешней разносторонностью, столь характерной для деятелей Ренессанса, в том числе для поэтов, близких к нему. На пути Шекспира не было существенных отклоне-ний от литературно-театральной деятельности, в пределах которой Шекспир также держался одного русла, прежде всего и главным образом драматургии.

С Шекспиром связан новый этап во всесто-роннем познании действительности и ее идейно-эстетической оценке, беспощадной оценке скла-дывавшегося буржуазного общества и абсо-лютистского произвола, а также трезвого суж-дения о гуманизме Возрождения, о его величии и трагедии. Именно в этом выразился реализм Шекспира как взгляд, проникнутый историз-мом, подчас стихийным, а подчас глубоко осознанным.

Шекспир -- наивысшее выражение англий-ской ренессансной литературы, более того, всей английской литературы: равного ему по творческому величию, значительности и жиз-неспособности его наследия нет в литературной истории Англии. Национальный гений, Шекс-пир принадлежит к гениям европейской и миро-вой литературы, к небольшому числу писателей, которые оказывали и оказывают интенсивное воздействие на развитие многих национальных литератур и на всю духовную культуру мира.

Шекспировский взгляд на вещи необычай-но реален. Им все ухвачено, всему дана действи-тельная цена. В этом чувстве, в этой реально-сти и трезвости восприятия и передачи действи-тельности суть и основа его реализма.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ :

1. Драч Г.В. Культурология : Учеб. пособие для студентов вузов.- Ростов н/Д: Феникс,2005.- 608 с.

2. Драч Г.В. Конспект лекций.- Ростов н/Д: Феникс,2003.-87 с.

3. Маркова А.Н. Культурология: Учеб. пособие для вузов.- М.: ЮНИТИ-ДАНА,2005.- 319 с.

4. Гуревич П.С. Культурология: Учеб. пособие.- М.:Гардарики,2002 -288 с.

5. Багдасарьян Н.Г. Культурология.Учебник для студентов технических вузов.М.: Высш. Школа,2003.-680 с.

Делись добром ;)